КАК И ДЛЯ ЧЕГО РАЗВИВАТЬ МАЛУЮ АВИАЦИЮ В ЯКУТИИ

Публикуем посты народного депутата РС(Я) Виктора Федорова, в которых рассказывается о перспективах малой авиации в Якутии.

«12 августа в Ил Тумэне создана рабочая группа по развитию малой авиации (в контексте выделения средств из госбюджета республики). Я в нее вошел. Дело нужное, чем давно занимаюсь, чтобы в республике были созданы условия для малой авиации.

Рабочей комиссии надо до 1 октября подготовить проект предложения в бюджет республики по вопросам малой авиации, в том числе в направлении пожарной безопасности, защите населения от лесных пожаров.

18 августа провели организационное совещание. 19-го съездили в авиакомпанию «Полярные авиалинии», а 20-го – к частным пилотам в Кангалассы.

О чем говорили на первом совещании группы. Его провел председатель комитета Госсобрания (Ил Тумэн) по экономической, инвестиционной и промышленной политике  Павел Петрович Петров. Выступил министр транспорта Владимир Сивцев, сказал о том же, о чем говорил ранее: восстановить посадочные площадки в муниципалитетах. Что у частников нет сертификата эксплуатанта и они не могут участвовать в конкурсах по санавиации, мониторингу  лесов. Дмитрий Лепчиков – председатель Госкомитета по ОБЖ – сказал, что сделали в этом году 15 вылетов малой авиацией по ледовой обстановке, что важно иметь малую авиацию на Крайнем Севере: на реках Индигирка, Яна, Колыма. При этом он привел интересное сравнение: стоимость одного часа полета вертолета Ми-8 – 350 тысяч в час, то вертолета Евростар – 70 тысяч рублей.  Вот и разница.

Семен Яковлев, зам министра экологии, сказал, что они не раз ставили вопрос о малой авиации, но это только мечта. Даже с забором проб воды у них большие проблемы. По нормам ее надо доставить, к примеру,  за 6 часов в Роспотребнадзор. Не будут же они отправлять туда Ми-8.

Минфин выступил и сказал, что на авиалесоохрану в этом году выделили 300 млн рублей, санавиации –  1,2 млрд, еще на отстрел волков какие-то деньги.

«Полярные авиалинии» – основной эксплуатант, но цифры скромные. У них Ан-2, Ан-3, Л-410, который трудно отнести к малой авиации. Tundra и Pilatus. Всего 21 единица, всего в республике порядка 36 единиц. Сразу поясню, что Ан-2 – очень старая модель, Ан3 – снят с производства, Тундра и Пилатус – единичные экземпляры, к тому же налет на них мизерный. Гендиректор авиакомпании Семен Винокуров сказал, что малая авиация может выполнять 40 видов работ. По лесоавиаохране только малая авиация может проводить работы. Необходимо сделать еще 44 площадки, световое оборудование найти.  Сейчас федеральное законодательство ужесточается, и требования к посадочным площадкам приравниваются к аэропортам. То есть будут нужны охрана, досмотр и прочее. То есть по их содержанию возникнут сложности. Высокая стоимость топлива. Нечем сейчас заменить Ан-2 и Ан-3, ждут «Байкал». Есть проблемы в аэропорту Черского – там ремонт на два года.

Потом выступил  Иван Лукин – председатель Ассоциации малой авиации. Он сказал, что о действующих правилах, об их ужесточении. В своем выступлении сказал, что многое в тушении пожаров зависит от авиалесоохраны и лесников. В Якутской АССР было 1200 парашютистов-десантников, сейчас их 65. Ни одного воздушного судна у них нет, а при советской власти было около 100. Сегодня один лесник у нас на 1 млн га леса!  Притом, что до 0,2 га тушат 6-8 парашютистов.

Представитель МЧС сказал, чего они хотят от малой авиации.

Я тоже выступил. У меня три предложения: первое – проанализировать семь решений Ил Тумэна и составить предложения. Проанализировать работу малой авиации в 2021 году по тушению лесных пожаров. Рассмотреть реализацию концепции развития  малой авиации, принятой в 2019 году Правительством Республики Саха и дать предложения.

О посещении Магана – базы «Полярных авиалиний» и частных пилотов в Кангалассах.

В Магане 21 единица малых воздушных судов. Это 68% всей малой авиации республики. Ан-2, Ан-3, Л-410, который трудно отнести к малой авиации. Tundra и Pilatus – единичные экземпляры, налет 17 часов в этом году, что очень мало. Гендиректор авиакомпании «Полярные авиалинии» Семен Винокуров сказал, что ждут «Байкал». Зачем его ждать несколько лет, чтобы потом еще пять лет обкатывать?! Надо сказать, что Ан-3 – тупиковая ветвь, в свое время закупили самолеты Ан-140 из той же тупиковой ветви, теперь они стоят, там проблемы с двигателем.

Зачем опыты делать на себе?! Только глупые так делают, а другие используют чужой опыт. Надо приобретать те самолеты, которые обкатаны, такой самолет, как «Сессна», он обкатан в условиях Аляски в течение 40-50 лет. Говорят – кто на них будет летать? Тренажеры в России есть, и обучают в стране таких пилотов.

Побывали в Кангалассах у частных пилотов. У них тоже старенькие Ан-2, специальный бензин стоимостью 100 рублей за литр покупают в другом регионе в бочках, там везде такие бочки. Такое «партизанское» движение.

Входят в ТОСЭР «Якутия» (зимой на этом участке эксплуатируют зимние шины). Сертификатов эксплуатантов у них нет, потому что получить его сложно; передают самолеты контрагентам. В конкурсах на авиалесоохрану участвовать не могут.

Якутии срочно нужна малая авиация, особенно для защиты лесов и населенных пунктов. Недавно глава Верхневилюйского улуса Владимир Поскачин сказал, что он по первому образованию парашютист-пожарный и предлагает, чтобы команды парашютистов были в каждом улусе с двойным подчинением главе улуса и руководству республики. Тогда можно контролировать всю республику.

Напомню, что защита и мониторинг лесов – один из 44 видов работы малой авиации».  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика